Принципиальные или ценностные аргументы
Как доказывать ценностные или принципиальные аргументы?
Часто в дебатах, как и в жизни мы сталкиваемся не только с утилитарными, сравнительными, материальными аргументами и сравниваем, взвешиваем материальные вещи, например, на что было бы эффективнее потратить бюджетные деньги. Часто мы спорим о другом: насколько это справедливо, важно, ценно; насколько это честно; насколько мы должны удовлетворить некоторую одну свободу или другую свободу должны ограничить; насколько мы должны одним людям разрешить оскорбляться, а другим — оскорблять? Что в нашем сообществе лучше: индивидуализм или коллективизм?

Для того чтобы спорить о принципах и ценностях, нам, в первую очередь, необходимо понять: откуда они берутся? Самый простой способ — вернуться в то время, когда этого не было, и проанализировать предпосылки, которые позволили нам создать то, о чем мы будем говорить.

Когда у нас не было ценностей? Скорее всего, в доисторические времена, когда люди образовывали первые племена; в то время, когда люди только пытались наладить взаимодействие и коммуникацию в группах. Грубо говоря, к вашей стае, группе, племени прибилось 5-6 новых человек, и мы задаем вопрос: как всем вместе взаимодействовать?

Каждый член племени хотел бы увеличить свое индивидуальное благо. Никто бы не хотел, чтобы его съел саблезубый тигр для того, чтобы другие жили лучше. Каждый находится в племени, чтобы выжить самому. Так он, в первую очередь, удовлетворяет индивидуальные потребности, увеличивает их объем. Более того, он может увеличивать свои блага через увеличение благ сообщества.

Например, я добываю рыбу и даю ее охраннику. Охранник меня защищает лучше, чем я, поэтому я отдаю спокойно рыбу в общий котел. При этом охранник плохо ловит рыбу, но охранник хорошо меня защищает. Поэтому в итоге защищает охранник, ловлю рыбу — я. Я отдаю часть своего ресурса в общак, но получаю больше, чем если бы я этот ресурс не отдал.

Как только появляются подобные взаимодействия, их необходимо регулировать — создавать правила. На основе чего эти правила возникают?

Во-первых, увеличение индивидуального блага, то есть защита самого себя. Например, для того чтобы защитить себя или увеличить свое благо, каким образом это правило будет сформировано? Это правило должно ограничить других людей от того, чтобы они могли мою жизнь, благо и возможности ограничить. Чтобы меня не убили, надо чтобы другим запретили убивать. А это значит, что мне тоже надо отказать себе в привилегии на убийство. Поэтому мы либо все соглашаемся на то, чтобы друг друга убивать, потому что никто бы не хотел бы быть убитым, либо у нас появляется какой-то человек, который принимает решение о том, можно ли кого-то убить или нет. Мы же ему доверяем: это может быть монарх, глава племени, друид, старейшина, клир, — кто угодно. Так зарождаются первичные ценности.

Некоторые же типы взаимодействия начинают давать нам больше выхлопа, чем другие. Например, доверие. Почему говорить правду становится ценным, а ложь мы порицаем?

Представьте, подходите вы к местному лекарю и спрашиваете: «Какие ягоды можно съесть?» Он советует красные. Вы съедаете их, а потом у вас сильно болит живот, вам плохо. Во-первых, ваше индивидуальное благо уменьшается, потому что он вам соврал. Во-вторых, возможности сообщества уменьшаются, потому что вы выходите из строя: не можете помогать охотиться, взаимодействовать с другими людьми эффективно. Им приходится тратить ресурсы на то, чтобы вас восстановить.

Для того, кто соврал, тоже возникает большая проблема: с ним меньше взаимодействуют, меньше помогают, его могут не покормить, его могут не защищать, его могут выгнать из племени. Быть изгнанным значит, скорее всего, погибнуть: убьёт другое племя, съест тигр.

Методом проб и ошибок люди пришли к тому, что говорить правду — это «хорошо», врать — «плохо». Доверять — «хорошо». Например, вы доверите свой очаг и детей какому-то человеку в своем племени. Взамен дадите ему еду. Если бы вы ему не доверяли, вам пришлось бы сидеть со своими детьми или самостоятельно охранять очаг. У вас было бы меньше возможностей, сил и времени на охоту, поэтому вы добыли бы более плохую еду. Из-за того, что ваш соплеменник сидит с вашими детьми, а вы лучше охотитесь, ваше благо увеличивается. Так доверие приносит блага. Обратная ситуация: вы сидите с его детьми и следите за костром, потому что доверяете, что, когда он забьет животное, он вам отдаст часть.

Те сообщества, которые действовали подобным образом, оказались эффективнее, чем живущие иначе. И поэтому мы сейчас живем в сообществах с такими ценностями.

Но здесь есть разрыв: между первобытным сообществом и 2020-м годом. Сообщества со временем быстро росли, усложнялись, появлялись новые племена, новые религии, новые экономические строи, новые государства, — все усложнялось.

Но правила игры необходимо объяснять. Они сложные. Если у вас большое государство или племя, а люди разрознены, разделены, то очень сложно объяснить крестьянину где-то на окраине Вавилона, почему он должен отдавать один бушель зерна в пользу кого-то, кого он видит раз в год, и этот кто-то — сборщик налогов. И тогда ему говорят о том, что платить налоги — «хорошо», не платить — «плохо». Быть честным — «хорошо», обманывать — «плохо».

Почему? Потому что сообщества растут быстрее, чем растет наша способность объяснять. И вместо того, чтобы объяснять, мы просто начинаем фиксировать некоторые правила как самоценные. Мы не начинаем объяснять крестьянину, почему хорошо, что его бушель зерна идет в общак, потом этот общак позволяет кормить армию, эта накормленная армия защищает наши границы от врагов. Крестьянин не видит этого блага.

Даже в современных государствах люди не очень понимают, зачем платить налоги или почему нельзя воровать, если они, например, ничего плохого от этого не получают или не видят негативных последствий. Большая проблема коррупции в том, что одни люди не понимают, почему это плохо (или понимают), а другие — закрывают глаза. Поэтому, вместо того чтобы сложно что-то объяснять, сообщества просто закрепляли правило на уровне ценности. «Почему это ценно? Потому что это ценно».

Теперь мы понимаем с вами, что любая ценность — это правила игры, которые регулируют общественные отношения для того, чтобы максимизировать благо либо взаимодействие членов сообщества друг с другом, либо сообществ между собой.

Примеры принципов дебатах:

Возмещение
Часто используем этот принцип, когда мы говорим о меньшинствах. Например, у нас есть большинство и меньшинство. Меньшинство угнетали некоторое время, потом большинство осознало свои ошибки, перестало его угнетать. А теперь пытается урон компенсировать и возместить. Это можно сделать разными путями, например, положительной дискриминацией: квоты на работе, в парламенте, льготное кредитование, дополнительные возможности по образованию.

Ответственность
Она возникает, когда возникают обязательства. Что это значит? Если вы не взяли на себя какую-либо обязанность, то у вас не возникает ответственности. Но если вы берете на себя обязанность, ответственность появляется. Например, вы родились в государстве, стали гражданином, не отказались от гражданства, — значит взяли на себя обязанность соблюдать законы. Если вы взяли на себя обязанности соблюдать законы, у вас возникает ответственность в случае нарушения. Например, если вы не брали на себя обязательство выполнять какой-то проект на работе, то вам потом не могут предъявить за то, что этот проект не выполнен.

Свобода
Для того, чтобы ваша свобода была обеспечена, необходимо ограничить свободу других людей на то, чтобы ограничивать вашу свободу. Чтобы вы могли жить, у других не должно быть права убивать, и тем самым у вас тоже не должно быть такого права. Наверняка вы все знакомы с концепцией о том, что права каждого заканчиваются там, где начинается кончик носа другого человека. Это одна из интерпретаций свободы.

Справедливость
Существует множество интерпретаций справедливости. Возьмем 2 самых простых. Уравнительная — когда мы все получаем одинаково вне зависимости от того, сколько вложили. Например, безусловный основной доход: вне зависимости от того, сколько вы заработали, вложили, отдали налогов, всем гражданам выдают одинаковый объем денег.

Вторая — распределительная справедливость. Как она работает? Пропорционально своему вкладу человек получает соответственный объем благ или урона . Работал 100 часов за 1000 рублей в час — получил 100 тысяч, работал 80 часов за 1000 рублей в час — получил 80 тысяч. Или выполнил проект, получил результаты в команде выше, чем все другие, соответственно получил бóльшую премию, чем остальные. Мы возмещаем пропорционально.

Это в том числе точка преткновения, точка спора между двумя концепциями справедливости, которые выражаются, например, в разных политических партиях. Левые стремятся скорее к уравнительной справедливости, правые — к распределительной.

Принципы наказания
Возмездие, превенция, исправление, компенсация, справедливость по отношению к жертве и к сообществам.

Как доказывать принципиальный аргумент?
Для примера возьмем тему о плавающих тюремных сроках. Что такое плавающие сроки заключения? Они подразумевают, что вас наказывают не на какой-то конкретный промежуток времени, а на плавающий промежуток, который определяется особыми метриками. Например, будет какая-то группа экспертов, которая будет принимать решение, исправился человек или нет. Сущность простая: преступника сажают на неопределенный срок, а выпускают из тюрьмы тогда, когда мы считаем, что он исправился.

Обозначить принцип
В первую очередь, мы здесь обозначаем принцип. Для чего? Чтобы нас понимали судья, оппоненты, слушатели и зрители. Это на уровне некоторого тезиса, чтобы люди понимали, какой принцип мы будем отстаивать, — нам надо его заявить. Мы здесь будем говорить про принцип исправления, почему он более важен. Будем строить аргумент на его основании.

Объяснить происхождение принципа
Во-вторых, объясняем, откуда принцип происходит, какую общественную задачу он решает, какие взаимодействия регулирует. Начнем с взаимодействия лиц. Принцип регулирует взаимодействие бывших заключенных с людьми, которые находятся в свободном обществе: работодатели, коллеги, друзья, родственники, обычные люди.

Какую общественную задачу ценность решает? Исправление решает несколько общественных задач. Какая общественная задача ставится вообще перед тюрьмой? Несколько магистральных задач: изолирование, наказание, превенция, исправление.

Какую задачу ставят перед исправлением? Во-первых, нам гораздо выгоднее, когда человек находится в обществе, потому что может работать, он не совершает преступлений, платит налоги, производит блага, повышает эффективность общества. Так что нам выгодно, когда люди живут в обществе, а не находятся вне.

Во-вторых, мы не можем делать тюрьмы бесконечно. Такого быть не может по нескольким причинам: соразмерность наказания — мы не можем сажать людей на бесконечное количество времени, пожизненно, нам их придется освобождать. Тюрьмы не резиновые, ресурсы тоже ограничены. Если мы понимаем, что эти люди выйдут обратно, нам необходимо уменьшить объем негативных последствий, которые могут они высвободить. Мы должны уменьшить количество рецидивов, а также мы должны увеличить объем блага, которое они могут воспроизвести. То есть ресоциализировать их. Такие общественные задачи стоят перед этой ценностью. Теперь мы пытаемся понять, решает ли ценность эти задачи.

Скорее всего, решает. Когда-то человек исправится, то есть поймет, что то, что он сделал, — «плохо», поэтому так больше делать не надо. Задача решается, когда он выходит на свободу и больше не совершает преступлений. Задача закрылась.

Использовать примеры-аналогии
Если вы можете найти аналогию, это будет более убедительно. Почему? Ценности абстрактны. Конечно, абстракции можно обсчитать. Мы можем посмотреть разные подходы к тюремной системе, к системе заключения, посмотреть пример стран Скандинавии, России, США, Латиноамериканских стран; провести большое исследование и получить какие-то данные, которые могли бы подтверждать нашу позицию. Но мы, в том числе, можем показать аналогию, что подобного рода логика уже где-то сработала.

Например, уже сейчас есть условно-досрочное освобождение: если человек исправился — у него нет выговоров, наказаний, он не нарушал тюремный порядок, — мы можем его отпустить раньше установленного судом срока. Кредит доверия к нему увеличен в этом случае. Нам кажется, что несправедливо содержать человека в тюрьме, когда он исправился и больше не представляет угрозы для общества. Поэтому существует УДО.

Существует, например, исповедь, когда человек может прийти, сознаться в своих грехах, обязаться так больше никогда не делать, и врата рая для него снова открываются.

Объяснить, почему указанный пример является аналогичным проблеме игры
На человеке висит ярлык. Он его ограничивает. И мы приняли решение этот ярлык убрать. Бог принял решение пустить тебя в рай, общество решило освободить досрочно, то есть убрать некоторые ограничения. Мы либо убираем ограничение, либо это ограничение увеличиваем. Логика остается такой же.

Объяснить, почему принцип важен
Я это частично уже сделал. Дополнительно мы можем показать, что у нас не только тюрьмы не резиновые, не только мы хотим защититься от рецидивов, но нам ещё важно увеличить объем ресоциализации этих людей в обществе. Чтобы у них были хорошие работы, они много зарабатывали, платили налоги, создавали семьи, становились полноценными участниками общественных отношений, членами гражданского общества.

Мы этого не можем сделать, пока у людей не будет доверия по отношению к бывшим преступникам, пока у обычных людей не будет доверия. Пока я боюсь звать его в гости, на работу, пока мы с ним не общаемся, потому что кажется, что он может совершить повторное преступление. Но теперь, когда мы видим, что люди, которые выходят из тюрьмы, — это люди, которые справились, и что их проверяли. Так у нас гораздо меньше барьеров на то, чтобы вступить с ними в коммуникацию.

Как отбивать принципиальные аргументы?
Вы знаете из занятия «Контраргументация» три принципа в контраргументации: прямое отрицание, снижение значимости, приведение альтернатив.

Прямое отрицание
Мы можем напрямую отбивать логику объяснения. Показывать, почему те пункты, о которых я говорил, не такие состоятельные, либо объяснить, почему принцип неприменим к конкретным обстоятельствам, к конкретной теме. Каким образом?

Например, есть принцип наказания. Мы можем говорить, что принцип наказания к этой конкретной теме неприменим или менее применим. Почему? Потому что наказание в каком-то роде все равно состоится. Человек оказывается в тюрьме, лишается определенных благ, страдает от ограничения собственных прав и возможностей. На этом уровне наказание есть, а вот другой принцип — соразмерности наказания или компенсаторный принцип, где преступник должен возместить урон, — уже другой принцип. Наверное, мы здесь говорим не просто про наказание, а про другой принцип.

Сравнение со своим принципом
Здесь используем критерии сравнения. Например, «превенция» и «исправление». И мы говорим, что исправление важнее. Мы вряд ли создадим общество, где люди не будут совершать преступления. Потому что есть те, кто совершают преступление в первый раз, хотя они выросли в обществе порицания преступлений, но они все равно каким-то образом дошли до этого. Поэтому нам более важно уметь исправлять людей, перевоспитывать, возвращать их обратно в общество. И это более важно, чем их отгораживать от совершения преступления.

Мы не будем углубляться, но есть много механик, из-за которых нам сложно бороться с превенцией. Например, множество бытовых преступлений, когда люди пьяные, в состоянии аффекта, они не понимают, что происходит, или думают, что их не поймают, не накажут, что им поможет хороший адвокат, присяжные примут решение в их сторону, что они самые умные и удачливые. Миллион причин, почему люди совершают преступления, хотя знают, что за преступление сажают в тюрьму. Мы здесь можем говорить, что преступления будут совершаться, а вот тюрьмы не резиновые, поэтому более важно и более эффективно исправлять людей.

Как взвешивать принципы?
По критериям, которые мы уже изучили на занятии «Критерии сравнения».

Релевантность
Если нам говорят про историю с наказанием, мы говорим, что это не так близко к той теме, которую мы обсуждаем, потому что наказание уже есть. Наверное, более близкое — обсуждение объемов наказаний и их соразмерности преступлениям. Или то, насколько исправление будет работать, потому что тема напрямую связана с этим. Ценность исправления здесь находится под вопросом.

Эффективность
Вопрос, на который надо дать ответ: «В каком из миров люди будут меньше садиться в тюрьму, либо меньше совершать преступления, либо эффективнее возвращаться и взаимодействовать с обычным обществом?»

Конечная цель — это уменьшение совокупного урона и увеличение совокупного блага. Какая из этих ценностей принесет нам больше блага или, наоборот, уменьшит урон, который уже сейчас существует? И мы здесь можем сравнивать соразмерность наказания, изоляцию, исправление.

Заявленная ценность — исправление — решает проблему гораздо эффективнее. Почему? Мы объясняем, каким образом человек не будет совершать повторно данное преступление: он понял, перевоспитался, вернулся в общество, так больше не поступает. Наказание же так не работают. Тебя сильно наказывали, ты озлоблен на общество, возникают проблемы с социализацией. Но, более того, исправление и наказание противоречивы — они не могут быть удовлетворены одновременно.

Альтернатива
Мы можем использовать другие инструменты. Сравниваем исправление и наказание между собой. И мы говорим, что исправление в разы эффективнее, чем, например, наказание. Объясняем, что любая другая ценность, которую мы будем использовать, не такая важная, потому что она не решают основную задачу, которая стоит перед нами в этих дебатах.

Основная задача — сделать так, чтобы люди не совершали повторные преступления и чтобы с людьми лучше всего взаимодействовали люди на свободе. Наказание — плохая альтернатива. Или, наоборот, можно сказать, что другая ценность, например, более эффективна, лучше, чем та альтернатива, которая у нас есть.

Иерархия прав
В иерархии прав мы говорим о том, насколько одно право первично по отношению к другим правам.

Наказание никогда не может быть больше, чем ценность жизни. Мы не можем наказывать человека так, чтобы он умер, например, пытать до смерти. Дальше мы объясняем: ценность жизни находится базовом уровне права.

Какое право будет следующим в иерархии? Например, достойная жизнь. Это не просто физическое существование. Человек должен получать нормальную медицину, питание, условия проживания — не сырые гнилые норы, а просторные чистые комнаты, в которых человеку доступен кислород, солнечный свет. Достойная жизнь предполагает, что физиологическое существование не угнетается, в том числе, с точки зрения личности — есть доступ к книгам, развлечениям.

Почему? Потому что наказание — это ограничение прав. При этом не тех, которые в другой иерархии более важные. Качественное человеческое существование — более фундаментальное право, чем наказание. То есть наказание ограничивает возможность передвижения, участия в политической жизни, влияния на свое будущее, создание активов и взаимодействия с другими людьми. То есть тюрьма это не место, где бьют, пытают, кормят плохими продуктами, где не лечат, мучают, издеваются, — нет. Тюрьма — это место, отделенное от других людей, чтобы пока человек осознает, почему плохо поступил, он никому больше ничего плохого не сделал.

Если бы у вас был ребенок, и он провинился, то в одном случае вы его отправляете в комнату к себе и говорите: «Никаких видеоигр, никакого сладкого. Посиди подумай». И он там сидит у себя в комнате, чего-то там делает, читает книги, рисует и постепенно понимает, почему он плохо поступил. С другой стороны, вы можете его отправить в грязный вонючий гнилой подвал, избить его там, не кормить три дня. Это две разные ситуаций. И тюрьма — это про ситуацию, когда вы отправляете ребенка в комнату. Отправлять ребенка или человека в подвал не надо ни в какой ситуации.

Итак, иерархии прав подразумевают, что какие-то права более важные, более фундаментальные, созданные на первичном уровне взаимодействия и решают первичные этапы взаимодействия людей, например, удовлетворяют базовые потребности.



Используйте ценностное обоснования как фундамент утилитарных аргументов. Любой утилитарный аргумент базируется на ценностном обосновании. Почему? Потому что мы никогда не можем понять, что для нас важнее, ценнее и лучше: предприниматели или пенсионеры, дети или пенсионеры. Мы не можем понять, что для нас важнее: помогать тем, у кого получается, или помогать тем, у кого не получается. Мы не понимаем, а на что нам стоит выделять деньги: на оборонную промышленность, медицину, образование, поддержку каких слоев населения — малоимущих, малого, среднего или крупного бизнеса.

Нам сложно решить, на что в первую очередь и сколько выделять ресурсов. Например, у нас ограниченное количество аппаратов искусственной вентиляции легких. Кому мы должны помогать? Тем, кто с большей вероятностью выживет, или всем людям, которых мы можем спасти в порядке живой очереди.

Для того, чтобы решить, как распределять материальные ресурсы, надо понять, что важно, качественно, хорошо, ценно. А для этого нам надо понимать, как работают и каким образом появляются ценности.


Обоснование ценностей поможет лучше ориентироваться в жизни, взаимодействовать с людьми, которые считают что «тут так заведено, ценности не изменяются, их все надо соблюдать; вот это морально, а вот это аморально». Мы с вами разобрали, что это не так.
Made on
Tilda