Утилитарные аргументы
Как доказывать утилитарные аргументы?
Сначала необходимо понять, что такое утилитаризм. Утилитаризм — это подвид консеквенциализма. Консеквенциализм — это оценка действий по последствиям.

Совершаем действие, смотрим,что произошло, а потом думаем: хорошо это или плохо. Например, мы не понимаем, хорошо ли создавать автономных боевых роботов. Мы их создаем, а потом смотрим на последствия или думаем, к чему это может привести. Если эти роботы будут эффективны и смогут обеспечить мир по всей Земле, то мы будем говорить, что это отличный результат. Оценим создание боевых роботов через результат их деятельности: мир защищен — замечательно. Либо, если они уничтожат весь мир как в «Терминаторе», если появится второй «Скайнет», то мы будем говорить, что создание боевых роботов было плохим действием: боевые роботы — это плохо по их последствиям .

То же самое с большим количеством явлений: расщепление атома, появление ядерного оружия. Ядерное оружие — это хорошо или плохо? Если как инструмент сдерживания стран от войн — это хорошо, ведь нет третьей мировой войны. Если же третья мировая война настанет, то ядерное оружие — это нечто плохое, потому что цивилизации будет тяжело справиться с последствиями ядерного апокалипсиса.

Утилитаризм является подвидом консеквенциализма и оценивает явления только с точки зрения калькуляции благ и урона. Представьте, что у нас есть «моральный калькулятор», который позволит нам подсчитать блага и урон, сравнить их между собой.

Почему утилитарные аргументы сильнее ценностных
Это важный вопрос, потому что ответ покажет нам, в каких условий и ситуациях использовать один тип аргументов, а в каких — другой тип аргументов.

Во-первых, часто в основе спора лежат одинаковые этические концепции. Например, вряд ли в каких-либо дебатах одна сторона будет говорит, что жизнь является для нас ценностью, а другая будет отрицать ценность жизни. Часто вы находитесь в одном ценностном поле, потому что в разных ценностных полях вам не о чем спорить. Если вы исходите из концепции приношения людей в жертву Богу Солнца, и человек является лишь кусочком Бога и поэтому, убивая человека, вы совмещаете человека и Бога в единое целое, то физическая человеческая жизнь не имеет никакого значения. В этом случае «можно» спокойно убивать людей. В альтернативе, если вы находитесь в концепции гуманизма, то в этом случае убийство неприемлемо.

Скорее всего, вы находитесь в одном ценностном поле, особенно если мы говорим про развитое государство. В них есть более менее одинаковый набор ценностей. Мы просто спорим о том, как его трактовать или как им управлять. Маловероятно, что какое-то развитое государство начнет завтра устраивать геноцид, или оправдывать геноцид, или казнить своих собственных граждан без суда и следствия, или просто казнить своих граждан. Из-за того, что часто этические основания у нас примерно одинаковые, и они не являются точкой спора, то у нас у всех более менее примерно одинаковое понимание «справедливости», «свобод», «равенства» и других ценностей

Во-вторых, этические задачи не часто встречаются в жизни. Задач как с вагонеткой почти нет. У нас всегда есть множество альтернатив, инструментов для их решения. Наверное, самой ближайшей ситуацией в нашей жизни, с которой столкнулось человечество, — это история с COVID-19, когда не хватало аппаратов искусственной вентиляции легких и коек. Тогда действительно была моральная дилемма: каких людей спасать, а каких людей — нет. Спасать людей, которые первыми прибыли в госпиталь, если ты приехал первым, значит тебя лечим первым? Если приехал вторым, то лечим после первого. Либо сначала спасаем тех, у кого больше шансов на выживание: молодежь, людей среднего возраста? А если вы старик с сопутствующими заболеваниями, то помощь будет оказываться в пониженном приоритете.

Подобные этические задачи появляются в повседневной жизни только в экстраординарных случаях. Потому что человеческие сообщества созданы таким образом, чтобы быть максимально стабильными и избегать ситуаций, где может возникнуть этическая дилемма.

В-третьих, ценности и принципы основываются на утилитарных последствиях. Для изначального понимания: что является плохим, а что хорошим — необходимо было оценить сами действия. Оценить действия можно, и люди их оценивали в прошлом через их последствия. Люди не могли понять, хорошо или плохо врать до того, как люди начали лгать. Люди поняли, что лгать плохо, когда увидели, что в большинстве случаев ложь приводит к плохим последствиям. Точно также как и убийство невиновных людей приводит к негативным, а не позитивным последствиям. Таким образом, большинство ценностей и принципов были выведены из конкретных последствий.

Представьте, что мы живем в первобытном обществе, и я не хочу, чтобы у меня украли мою вещь. Потому что если у меня украдут мою вещь, мне будет плохо. Если украли еду, то я не смогу поесть или покормить свою семью. Если у меня украли коров, овец, свиней, то я не смогу заниматься скотоводством. разводить их и увеличивать свое производство. В итоге, объединения людей пришли к коллективному решению зафиксировать некоторые положения в виде норм, правил и ценностей. А тех, кто их нарушает, решили наказывать. Так появились первые законы времен Хаммурапи.

На первичном этапе люди оценивали действия через их последствия. Поэтому очень сложно обосновать ценности и принципы сами в себе. Потому что нет явлений, которые обладают самоценностью. Их ценность должна иметь обоснование. При глубинном и первичном анализе ценности и принципы являются вторичными по отношению к утилитарным последствиям.

В-четвертых, утилитаризм сложно оспаривать, потому что это самый доступный способ мышления для людей. Ценностный и принципиальный анализ гораздо сложнее. Люди хорошо понимают деньги, количество еды, количество возможностей. Две буханки хлеба лучше, чем одна буханка хлеба. А 3000 долларов лучше, чем 1500. Подобные явления легко понять и сравнить. Сложнее понять ценности: свободу слова, свободу вероисповедания, тайну частной переписки. Люди, выбирая между четкими, конкретными вещами, которые можно понять и пощупать, и какими-то абстракциями, которые им сложно осознать и оценить, будут отдавать предпочтения утилитарным оценкам. Поскольку людям проще всего понять именно утилитаризм, то они строят свои поступки и моральные оценки на нем. Не на категорическом императиве Канта или добродетелях, а на простой оценке последствий действий. Поэтому утилитаризм — более доступная система оценки действий для большинства людей.

Как строить утилитарные аргументы
Их построение не сильно отличается от постройки аргументов в системе продвинутой аргументации RIC. Опять же потому, что большинство аргументов, которые используются, имеют в своем основании утилитаризм. Допустим, мы обсуждаем тему «ЭП запретит использование автомобилей с двигателем внутреннего сгорания к 20ХХ году».

В первую очередь, при построении аргумента надо ответить на вопрос: «Почему это правда?». Например, тезис заключается в том, что запретив автомобили с ДВС, улучшится качество жизни людей в городе. Почему это правда? Потому что сейчас люди страдают и болеют из-за вдыхания выхлопных газов и шумового загрязнения. Продукты сгорания, которые выбрасывают в атмосферу автомобили, оседают в легких, вызывая целый спектр легочных заболеваний и недомоганий.

«Почему это произойдет?» Почему людям станет легче и комфортнее жить, если автомобилей с ДВС больше не будет? Ответ простой: потому что электромобили и автомобили на водороде не производят вредных для здоровья выхлопов и шумов. Электромобили вообще не имеют выхлопов, а выхлоп водородных автомобилей — это дистиллированная вода.

«Почему это приведет к хорошим или плохим последствиям?» То, что люди перестанут болеть и будут чувствовать себя комфортней, приведет к тому, что они будут меньше брать больничных, отгулов, будут более энергичными и активными. А значит будут работать эффективней и меньше нагружать медицинскую инфраструктуру. Более того, это подстегнет к большему развитию электрического топлива и его использования. А оно, в целом, более экологичное, дешевое и безопасное в производстве.

«Почему это лучше альтернатив?» Потому что людям сложно носить маски, скафандры, отдельные кислородные баллоны с собой. Потому что это несистемное решение и не решает глобальную проблему. А уже существующие альтернативы машинам с ДВС уже существуют эффективно, например, «Тесла». Мы уже считаем, что заболеть раком легких хуже, чем кататься на автобусе, велосипеде или электромобиле. Получается, что утилитарно заставить людей заменить одни автомобили на другие выгоднее и лучше, чем изобрести лекарство от рака или заставить всех людей ходить в скафандрах. В итоге, получим три конкретных блага: а) какие-то люди не заболеют, б) какие-то люди если заболеют, то не так сильно и позже, в) людей, которые заболеют сильно, будет меньше.

Утилитаризм правил — один из принципов утилитаризма. Он исходит из идеи максимизации коллективного блага, даже если на индивидуальном уровне он может быть не до конца выгоден. Например, в некоторых случаях воровство или ложь может помочь индивиду. Например, безбилетный проезд с точки зрения человека может быть выгоден, потому что он сэкономит на этом деньги. С другой стороны, для сообщества подобное поведение будет утилитарно не выгодно, потому что если все будут ездить и не платить за билет, то система транспорта будет нести убытки. Поэтому сообщества создает правила, которые с точки зрения утилитаризма будут увеличивать именно коллективное благо. Благо в данном случае — это количество материальных активов: деньги, построенные дома, объемы производства, рожденные и умершие граждане.

В отличии от других этических систем, например, категорического императива или деонтологии, утилитаризм правил не основывается на ценности ценностей самих в себе.

Как сравнивать утилитарные аргументы между собой
1. Прямое количественное сравнение блага и урона.
Например, в теме про отказ от двигателей внутреннего сгорания, можно подсчитать, сколько будет стоить подобного рода замещение автомобилей и сравнить эту стоимость с расходами на лечение людей и потери окружающей среды. Если экономика потеряет больше денег на замену одних автомобилей на другие, тогда не стоит их заменять. Но если заработать на попутных технологиях и распространении электричества можно будет больше, тогда стоит начать менять. Прямое сравнение будет в анализе того, в какой ситуации можно будет получить больше блага за одинаковые деньги.

2. Расширение утилитарного блага.
Показать, что косвенные изменения дадут дополнительную ценность действию. Например, электромобили позволят изменить индустрию добычи и использования углеродного топлива. Нужно будет меньше нефти, чтобы делать бензин, солярку, мазут, а это позволит сэкономить на компенсации урона окружающей среде. Более того, распространение электричества позволит большинству людей использовать его для обогрева жилища вместо газа. А также простимулирует бизнесы на производство разного рода батарей и аккумуляторов.

3. Логика как исключение из правил.
Оппоненты могут использовать пример, который может быть исключением из ситуации. Показать, что некоторые транспортные средства не могут быть сделаны электрическими, например, грузовики, танкеры, рудные тягачи. Даже если, это правда, и нельзя сделать электрический тягач или танкер, то можно их описать отдельной логикой, которая будет исключением из общего правила. И это нормально, поскольку это исключение специфично и составляют малую долю от всей сферы. То есть гражданского транспорта гораздо больше, чем промышленного. Более того, промышленный транспорт уже узкоспециализирован и не используется для решения повседневных задач. Он уже описывается отдельной логикой.

Слабости утилитарных аргументов
Во-первых, утилитарное сравнение не всегда возможно. Сложно взвешивать явления в ценностном поле с утилитарным полем. Особенно, когда это касается моральных дилемм, как в случае с коронавирусной инфекцией. Мы не можем сравнить, чья жизнь полезнее и ценнее: профессора с диабетом второго типа или двадцатилетнего студента. Существует много разных критериев, которые нельзя подсчитать и сравнить между собой, потому что они тянут за собой большое количество изменений. Например, молодой тик-токер, которого часть людей может не любить, но который рекламирует продукцию определенного бренда, позволяет бренду эффективнее тратить бюджеты на рекламу, зарабатывать больше, наращивать производство, нанимать больше людей на работу и платить больше налогов. Пользы от него будет больше, чем от музыканта симфонического оркестра в деревне, которого слушает 15 человек. Точечные явления связаны большим количеством связей в системе. Некоторые вещи, которые важны людям, вообще посчитать нельзя: любовь, дружбу, привязанность, надежду, веру.

Во-вторых, люди часто принимают решения, не основанные на утилитарной логике. Они лечат домашних животных, тратят много денег, потому что для них это не просто пушистые комочки, а члены семьи или друзья. Так происходит, потому что люди не рациональные существа, а социальные и эмоциональные. Поэтому очень сложно взвесить и оценить эти эмоции рационально и утилитарно.

Более того, если в споре пытаются доказать, что люди поступают эмоционально, потому что от этого они чувствуют себя лучше, а значит работают или живут эффективнее, тогда это означает, что утилитарная метрика не имеет смысла вообще, потому что люди не задумываются об этом в категории «как много эмоционального блага я получу, если совершу подобное действие». А значит и оценить в конкретных последствиях нельзя. Более того, если исходить из логики, что любое действие человека совершается им во благо себя, тогда утилитарная логика опять сталкивается с примерами в реальной жизни, где люди совершают неэффективные для себя поступки.

В-третьих, люди часто исходят из ценностей и принципов. Например, религиозной морали или устоев, которые запрещают им абортировать детей, потому что любая жизнь важна, даже если, она может угрожать жизни матери или быть нежеланной. Либо, например, пересаживать органы от неуспешных людей к успешным.

Поэтому можно говорить, что ценностные и принципиальные аргументы, формируют базу для оценки и критериев действий. Эти правила и критерии нужны, чтобы создать общую базу для субъективных и оценочных суждений. Что все могли понимать, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Поэтому используются концепции как «Вуаль неведения».

В итоге самые сильные аргументы — это аргументы, которые имеют под собой ценностное и принципиальное обоснование, а последствия в них выражены через утилитарные блага. Таким образом, у аргумента будет оценочный и критериальный фундамент, а также сравнительный и легко анализируемый конец.

Made on
Tilda