Тактика и стратегия игры
Как эффективно готовиться к игре и вести себя во время нее
Я часто говорю о том, что дебаты выигрываются не во время игры. Дебаты выигрываются за время подготовки или даже раньше. Однако, я ни разу не рассказывал о том, как правильно выстраивать свое собственное стратегическое планирование игры.

Всю игру можно разделить на 2 этапа — стратегический и тактический.

Стратегический этап происходит во время 15-минутной подготовки, а тактический — во время самой игры. В стратегическом этапе мы проанализируем то, каким образом судья подходит к принятию решения и его взгляд на игру.

Давайте разберем это на теме о том, чтобы обязать людей быть донорами крови. Допустим мы на стороне утверждения, и наше время на подготовку начинается.

Первый этап
Необходимо понять, о чем будет игра. Как вы можете вспомнить из занятия «Подготовка за 15 минут», нам необходимо разобраться во всех словах и понять о чем будет игра. Это мы делаем так же, как и обычно, но дальше — углубляемся.

О какой проблеме будут спорить команды? В чем сущность этой проблемы? Скорее всего, если у вас достаточно опыта, это будет первым, о чем вы задумаетесь. Вы не будете думать о том, кто такие доноры крови, знаете, что нет смысла обсуждать тех, кто уже ими является, и тех, кто не может делать этого по медицинским показаниям. Вы понимаете, что игра будет о неопределившихся людях.

Дальше мы будем сталкивать два права — право на распоряжение собственным телом и коллективное благо. Моя кровь — мое имущество, но оно может помочь другим людям жить. Именно это и будет нашим спором. Насколько мы можем ограничить человеческую автономию ради того, чтобы другие люди получили блага.

По сути это похоже на то, что нам уже запрещают курить в общественных местах или ездить непристегнутыми, даже если нам этого хочется, — ограничение индивидуального ради коллективного.

В чем сущность проблемы? Что делает проблему уникальной? Наверное, то, что у людей есть предвзятость из-за недостатка информации: они боятся что-то подцепить, боятся проникновения в свое тело, врачей и не видят особого блага для себя. Это причины, по которым люди отказываются от данной процедуры. Появляется четкая картинка — благо, которое мы не получаем из-за того, что люди недостаточно информированы.

Поэтому следующий вопрос — что нужно доказать для победы? С точки зрения команды утверждения нам надо доказать, что право человека на распоряжение своим телом в данной ситуации должно и может быть ограничено для того, чтобы другие люди получили благо, и общество от этого выиграло. С точки зрения стороны отрицания: право на распоряжение собственным телом неумалимо и более значимо, чем общественные потребности. Именно право на распоряжение своим телом — это даже не имущество, ведь без имущества люди живут, а без тела — нет.

Поэтому мы сталкиваем именно два права, и нам надо ответить на вопрос о том, насколько аргументы релевантны и решают проблему, указанную в теме. Как только мы понимаем, какая есть проблема, мы придумываем аргументы.

Тут важно понять, насколько каждый ваш аргумент действительно решает найденную вами проблему. То есть, если суть проблемы в том, что нам не хватает крови, то дополнение будет в том, что вы можете разрабатывать кровь, выращивать искусственно. Но этого недостаточно, это не может решить проблему сейчас.

Еще можно подумать о религиозных меньшинствах, которые не готовы отдавать свою кровь. Насколько эти аргументы будут релевантны? Ну да, будут релевантны, но действительно ли этих людей так много? Неужели из-за того, что одна тысячная людей не сдает кровь, мы не сможем решить проблему? Может, действительно согласиться, что если это религиозное меньшинство, в чье тело нельзя вторгаться, — окей, их можно не обсуждать. Так вот если сущность проблемы в том, что они не информированы и боятся, — значит нужно их проинформировать.

А, может, еще более релевантными будут аргументы о том, что вне зависимости от наличия информации твое право менее важное, и даже если ты уперся как баран, мы можем это право ограничить. Такие аргументы будут более релевантными, будут решать проблему и будут более важными.

Второй этап
С чем будут спорить оппоненты? Необходимо понять то, с чем ваши оппоненты будут не согласны. Вряд ли они будут говорить о том, что кровь сдавать не надо в принципе.Как вы можете вспомнить из занятия «Контекстуализация», часто люди доказывают то, с чем никто не будет спорить. То есть вряд ли кто-то будет спорить с тем, что хорошо жить богато или плохо жить бедно. Поэтому точка спора будет в другом месте, а это значит, что нам не нужен высокий объем объяснений.

С чем они будут спорить?О тех, кто являются серой массой, которые не знают, не уверены, им не очень комфортно, не осознают важность. Это вопрос денег, стимулирования, информирования и качества инфраструктуры. Если им там будут давать деньги, там будет чисто — большинство тех, кто сегодня не идет, скорее всего, пойдут.

А сильнее всего они будут спорить о той группе, в которой люди действительно не хотят, а мы будем их принуждать. Люди, для которых противовес очень силен. Это их личностная позиция: «я не буду ничего отдавать». Нам тогда необходимо обосновать, почему мы будем их заставлять, и дать больший объем доказательства. Скорее всего, с нашими последствиями будут спорить меньше, чем с их обоснованием.

Третий этап
Как защитить свои аргументы от контраргументации? Речь не только об аргументах. Если мы говорим о продвинутой аргументации, то нам необходимо защитить все части reasoning, impacting и comparative.

Надо понять, с какой частью и каким образом будут спорить оппоненты. Они могут сказать, что автономия личности и автономия тела неразрывно связаны, и это отражает объем тех возможностей человека. Поэтому нельзя ограничивать право на распоряжение телом. Мы не можем обязать отчуждать от себя часть возможностей так же, как не можем обязать сделать аборт или отрезать руку, если человек этого не хочет. Потому что это свобода человекаи то, как он воспринимает себя и свою личность.

Тут мы должны защищать наши аргументы, говоря о том, что люди уже сильно ограничивают свою автономию. Мы платим налоги, информация о нас существует в публичном поле. Государство знает о наших биоданных, передвижении, знает, откуда у нас деньги и на что мы их тратим. Большая часть автономии человека уже урезана даже в формате тела. Если бы мы были настолько последовательны, то мы бы разрешали быть добровольными ампутантами, употреблять любые наркотики, алкоголь и табак без каких-либо ограничений.

Более того, мы говорим что мы как общество осуждаем подобное поведение — лежать пьяным на улице это не очень круто, как и быть зависимым человеком. Уже сейчас ужали автономию, а в экстренных ситуациях, когда на кону жизни других людей — автономия еще сильнее сокращается.Например, если будет война, в первую очередь будут спасать женщин, детей и стариков. Какие-то группы уже будут меньше защищены. Если ваш автомобиль потребуется для полицейской погони, они его могут забрать. Если ваш дом находится в зоне боевых действий, вас выселят.

С другой стороны работает иначе. Вас же не убивают и не забирают всю кровь, а лишь лишают маленькой части, которая никак не повлияет на жизнь. Можно объяснять, что это не серьезный урон, это не война, где вас мобилизовали.

Четвертый этап
Какие аргументы будут у оппонентов? Часто говорят: «мы не знаем, что они будут играть». Это не так, мы знаем, в чем сущность проблемы, знаем, откуда она взялась, как ее решить и где будет точка спора. Так что нетрудно догадаться, что будут играть оппоненты. Если вопрос в том, что важнее: автономия или коллективное благо — нам понятно, что будут играть оппоненты — автономия более важная, чем помощь коллективу.

Их аргументы могут быть о чем угодно, но в рамках того, что личность важнее, чем коллектив. Доказав это, они могут выиграть в дебаты. Надо быть к этому готовым. Мы не можем знать наверняка, как они будут говорить, но можем понять, о чем они будут говорить.

Пятый этап
Как отбивать аргументы? Если мы знаем, что они играют — необходимо понять, как мы будем с этим работать. Помните, я усилил логику о том, что человек не особо сильно теряет в случае ограничения? Таким образом и можно отбивать их аргумент о том, что это нарушает их принцип. Можно отвечать: «нет, это происходит уже сейчас, и контекстуальное понимание разное. В конкретно этой ситуации значительных нарушений не происходит».

Таким образом мы можем сформировать понимание того, как аргументы взаимодействуют между собой и как их отбивать.

Что это нам дает?
В итоге до того, как начинается игра, вы будете знать несколько фундаментальных вещей:
• как анализировать дебаты;
• как их взвешивать, сравнивать, о чем спорить;
• что будут говорить оппоненты;
• как вы будете опровергать ваши аргументы.

Все, что от вас требуется в течение игры — воспроизвести эти вещи. Это уже вопрос техники: вычленения логики, логических разрывов у оппонентов и расстановки акцентов на вашем материале. Об этом мы поговорим в видео про тактику в дебатах.

80% победы — подготовка до игры и стратегический анализ, который происходит во время 15 минут, где вы просто выстраиваете стратегию «макроигры».
Стратегия — это взаимодействие до того как мы начали играть в момент подготовки за 15 минут. Тактика — это взаимодействие непосредственно во время игры, когда мы слушаем речи оппонентов, до конца прописываем собственные аргументы, понимаем, на чем нам стоит сфокусироваться. Это «микроигра», где мы следим за отдельными спикерами, конкретными аргументами, понимаем, в каком векторе нам следует развивать игру.

В этом занятии я расскажу 7 основных советов, которые можно использовать во время игры, чтобы повысить качество взаимодействия и игры между собой.

1. Спорить с самой сильной версией аргумента оппонента
Вы будете сталкиваться с ситуацией, когда на первой речи ваши оппоненты будут рассказывать не очень сильный аргумент. Например, он будет не до конца доказанным. Например, если мы будем разбирать тему: «ЭП обяжет людей становиться донорами крови», аргумент оппонентов мог бы заключаться в том, что основная проблема темы вызвана политическими или морально-этическими противоречиями в головах людей. Принуждение к сдаче крови приведет к фрустрации и страданиям людей, потому что люди будут воспринимать это как ограничение их свободы. Ощущение несвободы и принуждения приведет к фрустрации.

На этом уровне аргумент не доказан. Непонятны последствия, он не конкретизирован, недостаточно деталей. Остались вопросы: «почему это ценно? почему это важно?». Спорить с таким аргументом не очень сложно. Вам достаточно сказать,что большинству людей это не так важно, потому что они терпят минимальные издержки, но при этом получают компенсацию: отгул, обед и финансовое поощрение.

Представьте, что этот аргумент был бы доказан гораздо лучше. Если бы оппоненты объясняли, что для большинства людей этот опыт травматический, потому что он ассоциируется с уроном, который они могут получить для своего организма и личности. Более того, это усугубляется страхами о процессе, который они не понимают: что это за процедура, как она проходит. Даже если они понимают, то они могут бояться, что процедура не пройдет гладко для них. Люди плохо информированы, нет ближнего круга или они в принципе не доверяют информации извне. Они не конспирологи, а просто люди, которые боятся, что процедура может пройти неудачно.

Например, люди не летают на самолетах, потому что боятся, что конкретно их самолет может попасть в авиакатастрофу. И конкретно человек, испытывающий страх, погибнет в самолете. Даже если на миллион человек, сдавших кровь, будет один, кто заразится вич-инфекцией через иголку в пункте сбора крови, большинство может посчитать, что они могут стать теми «счастливчиками». Поэтому у них возникают страхи, им не хотелось бы чтобы государство принуждало к действию, которое они не хотят совершать, потому что оно для них травматично. Люди выбирают государство не исходя из критерия того, чтобы оно наносило им травму. Это нарушает фундаментальное взаимодействие между людьми и государством. Люди теряют веру, связь и взаимодействие с ним. Меньше доверяют, передают информацию, больше боятся, стараются от него скрываться и автоматизировать свою жизнь, сделать её более автономной и независимой от государства. Они меньше участвуют в политической жизни, отрываются от общества и государства. Передают меньше информации государству, государство меньше удовлетворяет потребности граждан, увеличивается негативный эффект. Это уже достаточный вред для государства, общества и конкретных людей.

Вы сталкиваетесь с несколькими препятствиями, если спорите не с самой сильной версией аргумента оппонента. Во-первых, вы изначально даете меньше конструктивного контента в игру. Потому что чем более сложную версию аргумента вы опровергаете, тем больше доказательства и доказанности вы вносите в игру. Тем больше создаете логических цепочек, которые мы можем оценить. Вы даете больше сравнений, а значит сильнее объясняете важность. Вы больше тратите времени на конструирование альтернативной платформы. Это, в том числе, ваш конструктивный вклад в игру.

Первый аргумент, который мы разбирали, был слабым и недоказанным. Мы его легко опровергли. Здесь возникает опасность, что после нашей речи выйдет спикер оппонентов, который расскажет аргумент сильнее и докажет его. В итоге, вам придется проделать двойную работу: вашему второму спикеру придется выйти и заново разбивать аргумент оппонентов. Более того, восстанавливая слабый аргумент оппоненты могут сказать, что ваше опровержение опровергало только слабую версию аргумента, поэтому она нерелевантна для восстановленного аргумента.

Оппонентам изначально придется проделать гораздо больше работу, если бы вы сразу старались опровергнуть самую сильную версию аргумента оппонентов. Тогда им пришлось бы сначала опровергать ваше опровержение и только потом обосновывать, почему их аргумент правдив и доказан. А после доказывать свои последствия. Таким образом, им придется проделать в 3 раза больше работы по восстановлению своего аргумента. Без этого оппонент бы просто доказал свой аргумент. Потому что вы в своей речи опровергали слабый и недоказанный аргумент, а не сильный и доказанный.

Так вы сможете сэкономить в 3 раза больше времени. Может показаться, что вы можете потратить немного времени на опровержение плохого аргумента. Остальное время же потратить на то, чтобы доказать свой аргумент. А в следующей речи уже опровергнуть восстановленный аргумент, если его восстановят. Лучше заранее подстраховаться и дать сильный контент, чем рисковать

2. Опровергать логику оппонентов
Это не только контраргументация. В обычной жизни и в дебатах команды могут опровергать разные элементы кейса, например, конкретные примеры в кейсе. Скажут, что люди боятся сдавать кровь не потому, что боятся что-то подцепить, а потому что боятся вида крови.

Из занятий «Ведение записей» и «Контраргументация» вы знаете, что эффективнее отрезать дерево на уровне логики. До того как аргументация оппонентов начинает проецироваться на реальный мир и примеры. Если разрушить идею на уровне теории и логики, это сделает последствия и проявления идеи в реальности недоказанными.

Поэтому необходимо сконцентрироваться на сущности аргумента оппонента. Например, оппоненты могут говорить о том, что люди боятся вида крови или заразиться какой-либо болезнью. Вместо того, чтобы по отдельности отвечать на каждый пример про возможные причина страха, необходимо показать, как мы можем побороться с любой причиной страха. Например, будем информировать людей о работе центров по сдаче крови, сделаем дни открытых дверей, чтобы люди видели, какая обстановка в этих центрах, и им было не так страшно. Можем подготовить людей поэтапно, начиная от дня открытых дверей, заканчивая полной инсценировкой сдачи крови без непосредственного вмешательства. Это позволит победить страхи людей, какими бы они ни были: что человек не увидит крови, иглы одноразовые, а всё оборудование проходит стерилизацию.

Пример — проявление логики в реальности. Механика — проявление логики на уровне инструментов и институтов: примеры перестанут работать, когда разрушится логика их обосновывающая.

3. Реагировать на опровержение оппонентов
В своей речи, оппоненты будут опровергать ваши аргументы. В своей ответной речи вы можете проигнорировать их опровержение. Посчитать, что их опровержения было недостаточным, чтобы разрушить ваш аргумент; что необходимо доказать сильнее свой собственный аргумент или же опровергнуть аргумент оппонентов самому.

В этой логике есть несколько уязвимых моментов. Судья никогда бы не хотел и не должен вовлекаться и самостоятельно додумывать, каким образом сработала логика. Если вы не отреагировали на опровержение оппонентов, то у судьи может сложиться несколько выводов. Первый, что опровержение оппонентов сработало, а вы просто не знаете, что делать и как восстановить свой аргумент. Второе — опровержение не сработало, поэтому вы никак на него не отреагировали. Третье — опровержение сработало, но непонятно как. Каждый из этих пунктов рискованный для вас.

Особенно, если судья не понимает, каким образом ваш аргумент разрушен и что именно в нем не работает. Например, вы привели 3 причины, почему люди не пойдут на пункты сдачи крови. Команда оппонентов опровергла 2 из этих причин. Становится непонятно, насколько сильные изменения произошли. Насколько оставшаяся причина важнее остальных или они равноценны, поэтому придет не 100% людей, а 33%. Формируется серая зона, поле вопросов, в которых судья не способен принять решение, основываясь на информации из игры. Поэтому он будет принимать решение, исходя из своего внутреннего ощущения.

Не обязательно полноценно и подробно реагировать на опровержение оппонентов. Покажите, что вы увидели опровержение, зафиксировали его и сейчас объясните, почему оно не сработало. Например, вы можете сказать, что даже если по 2 причинам люди не придут, это не так важно, потому что оставшаяся причина — та, на основании которой они принимают окончательное решение.

Также можно сказать, что во время своей речи вы ответите на опровержение: «Оппоненты показали, почему по 2 причинам люди не будут приходить сдавать кровь. Дальше в своей речи я покажу, почему оппоненты не правы, и люди будут приходить».

Важно показать, что вы видите материал оппонентов, понимаете его и знаете, как на него ответить. Чтобы судья не принимал за вас решение. Более того, опровержение может показаться слабым, но это не значит, что оно слабое. Судья может интерпретировать или воспринять иначе. Поэтому важно на это опровержение как-то отреагировать.

В дебатах, как и в жизни, используя последовательные внутри непротиворечивые логические цепочки, можно доказать 2 диаметрально противоположных довода. Более того, оппоненты могут использовать опровержение, которое вы не опровергли, как фундамент для своих собственных аргументов в будущем.

4. Опровергать аргумент целиком, а не отвечать на каждое отдельное заявление
Это похоже на опровержение логики, но мы знаем, что аргумент является связкой между предпосылками и последствиями. Поэтому мы можем опровергать аргумент на каждом из этих уровней: предпосылок, тела аргумента — объяснения, почему это правда, почему это важно, почему это лучше альтернатив, последствий.

Каким образом лучше всего опровергать аргумент? Стандартный подход: сначала слушаете оппонента, фиксируете, что он сказал, осмысляете услышанное, а после этого придумываете, как ответить на его речь. Это не очень эффективно, потому что отнимает много времени.

Из видео «Стратегия» мы знаем, что качественный анализ позволяет нам заранее знать, какие аргументы будут заигрываться оппонентами в игре. Поэтому уже на уровне тезиса мы можем понять суть аргумента. Аргумент может быть рассказан по-разному, но это не сильно влияет на его сущность. Поэтому, услышав тезис конкретного аргумента, можно сразу приступить к тому, чтобы готовить опровержение самой сильной его версии.

По этой тактике мы опровергаем каждый элемент в речи, а также сущность: какую проблему решает, какие задачи выполняет, почему он уникален, почему лучше альтернатив?

5. Соглашаться с частью последствий и показывать меньшую их значимость
Вам не всегда нужно полностью опровергать оппонентов. Иногда их опровержение действительно будет верным, поэтому нам будет легче с этим согласиться.

Например, «ЭП легализует легкие наркотики». Оппоненты со стороны отрицания будут говорить, что это снимет барьер в головах людей, поэтому они станут с большей вероятностью употреблять тяжелые наркотики. Да, такое может произойти. Какой-то человек, который сейчас употребляет коноплю в рекреационных целях, может захотеть большего удовольствия и веселья. Поэтому может начать злоупотреблять другими веществами, например, из опиатной группы. Вероятность наступления такого события существует. Какие-то люди действительно станут наркоманами. Кто-то из них умрет от передозировки или получит необратимые негативные последствия для организма.

Но даже если человек станет наркоманом в мире, где легализованы легкие наркотики, то, скорее всего, ему будет легче социализироваться и получить медицинскую помощь. В этом мире тяжелые наркотики и заместительная терапия станут более доступными и приемлемыми для сообщества, как заместительная терапия метадоном в США, инъекционные комнаты в Германии. Даже если мы соглашаемся, что какие-то люди становятся тяжелыми наркоманами, это все еще не так значимо по сравнению с большим количеством людей, которые уже употребляют наркотики или находятся в криминогенной зоне, созданной этими наркотиками. Там эти люди получают грязные наркотики, их могут убить, ограбить, избить. Там маргинальные и преступные структуры, процветает проституция, торговля людьми и оружием. Это гораздо хуже, чем мир, где какие-то люди станут зависимыми от тяжелых наркотиков, но они смогут получить эффективную терапию и чистые наркотики.

6. Если вы считаете аргумент нерелевантным, скажите, что он нерелевантен, и объясните причины, но не останавливайтесь
Не просто объясните, почему это так, но и покажите, как исправленный аргумент работает или не работает. Часто в дебатах команды лишь указывают на проблему в аргументе. Например, команда может сказать, что оппоненты не доказали, почему вероятность того, что человек подсядет на тяжелые наркотики, станет выше. На этом их опровержение заканчивается, команда останавливается. Они не спорят с самой сильной версией аргумента, потому что аргумент не доказан. Более того, они дают оппонентам возможность достроить аргумент до конца, закрывая дыры в доказательстве, на которые им указали. Вы им просто подсказали, каким образом они могут улучшить свой аргумент.

Когда вы реагируете на аргументацию оппонентов, вам необходимо реагировать на нее полноценно: разрушить логику или показать, как эта логика работает в вашем мире. Например, наши оппоненты не доказали, почему люди с большой вероятностью станут употреблять тяжелые наркотики. Но мы считаем, наоборот, что количество таких людей не увеличится, а снизится. Потому что мы все еще стигматизируем употребление тяжелых наркотиков как нечто «плохое». Люди все еще понимают, какой урон они наносят организму. Мы все еще боремся с нелегальным рынком и людьми, которые распространяют и производят наркотики. Поэтому человек с меньшей вероятностью сможет получить такие наркотики.

Более того, мы боремся с криминогенной составляющей употребления наркотических веществ: проституцией, торговлей людьми и оружием. Появляются лицензированные точки продажи, где люди могут приобрести легкие наркотики. Так большая часть людей перестает общаться с людьми из криминогенной обстановки. Поэтому когда человек захочет в следующий раз приобрести себе легкие наркотики, то он пойдет в магазин и просто купит их. Когда он захочет приобрести тяжелые наркотики, у него будет меньше контактов и связей, которые могли бы ему продать это. Потому что легальные магазины такую услугу ему предоставить не смогут. В этом случае, человек не окажется в маргинальной обстановке и не будет связываться с людьми оттуда. Никто не будет навязывать и предлагать другие противозаконные услуги и товары. Поэтому мы разделим обычных людей и черный рынок.

Эта тактика позволяет нам показать, что даже будучи доказанным их аргумент работать не будет. Поэтому оппонентам либо придется потратить очень много времени на его восстановление, либо им придется отказаться от своего аргумента и доказывать другой.

7. Конкретизировать спор
В дебатах и в жизни люди спорят о явлении, не выделяя сущность, проблему, акторов. Непонятно, какие элементы важные, какие — нет. В такой ситуации мы можем либо подсветить сущность дебатов, либо конкретизировать одну или две точки спора. Они либо наиболее важные, либо мы их можем доказать лучше остальных.

Этот прием хорошо работает на речах анализа. Мы можем сказать: «команды обсуждали разные явления, у них было много точек спора, но мы считаем, что наиболее важные в этом споре были лишь две точки». Если мы говорим о теме про принуждение к донорской сдаче крови, то эти две точки будут:
• насколько эффективно мы можем проинформировать население, которое боится сдавать кровь?
• насколько твоё право на автономию тела важнее коллективного блага?


Неважно, какие явления обсуждали в игре: религиозные группы, сексуальные меньшинства, вич-диссидентов, — это не имеет значения. Наша задача — подсветить конкретную точку столкновения и показать, почему она наиболее важная. А также показать, почему мы победили в этой точке.

Таким образом, мы сможем контролировать ход дискуссии и показать судье, из каких критериев он должен исходить в рамках принятия решения. Чтобы ему было легче понимать игру и принимать решение. Судья не хотел бы вносить своё собственное мнение в принятие решения. Более того, мы не хотим терять контроль над тем, по каким критериям он принимает решение. Большинство людей хотели бы, чтобы вы сняли с них ответственность и обязанность принимать решение и объяснять, почему одна точка зрения сильнее другой. Если вы проделаете эту работу за судью, то он с большей вероятностью выберет вас, потому что он сможет апеллировать к материалу, который уже был в игре, а значит покажет, что он был беспристрастным.


Эти семь тактических приемов помогут вам не только в дебатах, но и в жизни. Если вы научитесь эффективно использовать тактику и стратегию, вы будете гораздо сильнее большинства своих оппонентов.
Made on
Tilda